Виктор Смоктий

Книги → Свадебный рэп → Жертва основного инстинкта

Так в напрасных матримониальных хлопотах прошло полторы недели. Саша каждый день, как на работу, ходил на свидания. За это время он познакомился с двумя десятками женщин и одним лицом, пол которого он определить затруднился.

Свидания (наверное, по вине Саши) проходили без малейшего налета романтики, весьма прозаически. Он расспрашивал новых знакомых о жизни, рассказывал о себе скучную правду, и они расставались вроде бы по-дружески, но обещание позвонить еще раз не выполнялось ни разу. От этого Саша постепенно терял уверенность, и в его поведении на встречах появились заискивающие нотки. Он с досадой это чувствовал, но поделать ничего не мог и гробил одно свидание за другим. Список, который вначале напоминал запись очередников на улучшение жилищных условий, постепенно таял и наконец стал коротким, как перечень кандидатур на замещение выборной должности папы римского.

Саша стал впадать в панику и на каждое свидание шел, как в последний бой: в чистом исподнем и с ладанкой на груди, где лежала молитва оптинских старцев. Женщины чувствовали его истерический настрой, пугались, принимая за маньяка, и исчезали, даже не выпив оплаченного Сашей кофе. Леня почувствовал апокалиптические настроения друга и поэтому перестал говорить с ним о сексе, женщинах и ограничился в общении пересказом содержания выпусков телеканала «Евроньюс», из чего Саша сделал вывод, что даже Леня не верит в успех их предприятия.

Терять было попросту уже нечего, и на последнюю встречу Саша пошел, наплевав на все свои благоприобретенные фобии. Он был в меру развязен, пошл – и дело, кажется, шло на лад. Лед тронулся, глаза девушки загорелись неподдельным интересом, она явно поощряла Сашу, но в это время раздался мелодичный перезвон его мобильника.

Звонила мама. Выслушав сокрушительные новости из дома, Саша более не был в силах ни шутить, ни улыбаться.

– Сынок, мы все знаем, – торжественно сказала мама.

– Что вы знаете, мам? – спросил Саша невинным голосом.

– Что ты попал на бабки, – сказала мама.

– Кто вам это сказал? – поинтересовался Саша, прекрасно зная ответ. И он его услышал.

– Тут приходил твой друг, Фаренгейт, он очень переживает за тебя и готов помочь. Он спрашивал, где ты. Но мы ему не могли ничего сказать, мы же сами не знаем, где ты. Я ездила вместе с ним на твою квартиру, но тебя там давно не было. Сынок, где ты скрываешься?

– Нигде я не скрываюсь, с чего ты взяла? Я просто выехал за город, живу тут на даче.

– Василий говорит, что мог бы продать твою квартиру и заплатить твой долг, – сказала мама.

– Кто еще такой этот Василий? – спросил Саша.

– Фаренгейт, ты разве не знаешь, что его зовут Василием? – удивилась мама.

– Слушай, мам, держитесь от него подальше, это мой самый злейший враг. Ему-то я и должен эти деньги, а он за них и человека убить может, – объяснил Саша и тут же пожалел об этом.

– Знаю, – просто произнесла мама. – Сынок, я не знаю, где ты, но не приезжай. Я боюсь за тебя.

В трубке что-то звякнуло, Саша услышал голос отца:

– Саш, извини, маме плохо, я должен вызвать «скорую». Береги себя. – И отец положил трубку.

Саша долго сидел молча, не умея справиться с разбегающимися мыслями. Все эти натужные знакомства показались ему идиотской выдумкой. В то время как его самым близким людям угрожает реальная опасность, он отсиживается в спокойной Европе, пьет пиво и говорит барышням скабрезности, склоняя их к сожительству. Сашу замутило от нахлынувшего омерзения к самому себе.

Девушка, видя его муки, вызванные телефонным разговором, сочувственно положила руку на его сжатые кулаки и, извиняюще улыбнувшись, ушла.

С тяжелым сердцем Саша подошел к двухэтажному коттеджу и, сверившись с запиской, где был отчеркнут очередной адрес, позвонил. Дверь ему тут же открыли, и он вошел в дом, где его тут же, весело галдя, окружили пятеро негритят. Из комнаты вышла высокая стройная негритянка, приобретшая с материнством особое женственное обаяние, и улыбнулась Саше. Саша растерялся и, торопливо вручив букет, стал тыкать пальцем в записку с адресом. Женщина прочла записку, засмеялась и показала ее огромному гороподобному негру, одетому, несмотря на жару, в кабинетный шелковый смокинг. Тот тоже внимательно прочел записку и терпеливо объяснил непонятливому белому, что они живут на набережной Роз, написано «улица Роз», неужели это так трудно уяснить. Извинившись, Саша повернулся и вышел на улицу.

← предущий раздел следующая →

Страницы раздела: 1 2

Каким может быть северный рэп России?

30.09.2015
19 сентября 2015 года в 17.00 в культурном центре «Пигломень» состоялся первый этап «АРТ-фест», который проходит под названием «РЭП-фест». Фестиваль посвящен молодежной культуре, в том числе рэп-музыке.

Группа «25/17» смогла презентовать клип на песню «Волчонок»

28.09.2015
Рэп-группа из России «25/17» сняла собственный клип на известную композицию «Волчонок». Песня представляет собой саундтрек, снятый для телевизионного фильма «Воин», который должен открыть новые грани кинематографа России.

В новом клипе рэперов можно увидеть Горный Алтай

25.09.2015
Известные рэп-артисты смогли сплотиться для того, чтобы снять интересный клип на музыкальную композицию «Нас болтает на Алтае». Премьерный показ состоялся несколько дней назад. Об этом сообщил Александр Зонов, являющийся продюсером и правообладателем клипа.

состав:

МС Пароход
МС Череп
Андрей Лысенко — баян, компьютер
Вадим Суюндиков — гитара, вокал
Тимур Рахимов — гитара
Марат Янбеков — бас