Парабеллум

Борис Мухин Зажигалка с изображением Че Гевары

Зажигалка с изображением Че Гевары… Я купил ее в киоске около дома и сразу понял, что начинается новая жизнь. Закуривая, я представил себя в джунглях, с автоматом и сигарой. Смуглый, сухой, коренастый, я со своими товарищами пробирался через, казалось бы, непроходимые леса и болота, сражаясь с гринго и прочими мудаками. Мы всегда курили сигары и были весьма суровы, ведь, на нас была возложена великая миссия. Мне казалось, что такими должны быть настоящие кубинские революционеры.

Я не знал точно, что партизаны пьют. Было два дурацких предположения: ром или теккила. В киоске около дома ни того, ни другого не было, и я купил пива. Придя, домой, я опять закурил и зачем-то сфотографировался на мобилу. Фотка вышла удачной: двухнедельная щетина, волевой подбородок, мощный, проникающий взгляд. Мне показалось, что так должны выглядеть настоящие кубинские пацаны. О, да! Я готов! Я могу! Опять посмотрел на зажигалку… «Эрнесто!» — меня окликнули сзади. — «Идем к нам!»

Все происходило в военном лагере. Возле костра сидели камрады. Они, как всегда, пели и пили. Надо сказать, что пели они препрекрасно. Через два куплета я начал подпевать: «Аки сегедо ла плара. Ла э транъабле транспоренсья! Дэ ту керида пресенсья! Командантэ Че Гевара!» Никто не суетился, все были спокойны и неторопливы: перебирали струны гитары, чистили автоматы и забивали папиросы. Мне даже на мгновенье показалось, что камрады курят вовсе не сигары. Но я быстро понял, что это из другой сказки. Вокруг было темно и зелено. Зеленые деревья, зеленые костюмы, зеленые лица, только глаза горели пламенем. По всей видимости, этим это же пламя питало мою зажигалку. Когда допели последнюю песню, я решил выпить кофе и поплелся на кухню. По дороге, я прочитал надписи на пачке сигарет: МИНЗДРАВСОЦРАЗВИТИЯ РОСССИИ ПРЕДУПРЕЖДАЕТ: КУРЕНИЕ ВРЕДИТ ВАШЕМУ ЗДОРОВЬЮ. А с другой стороны: КУРЕНИЕ — (пропущена связка «есть») ПРИЧИНА РАКОВЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ. Эти надписи меня немало позабавили. Я хотел показать их камрадам, но, вспомнил, что они говорят по-испански, и это вряд ли их приколит. На кухне я нашел пиво и, соответственно, забыл про кофе.

Как ни старался я, почему то, никак не мог представить знойных кубинских женщин-партизанок (куртизанок) на нашем биваке, поэтому решил обойтись без эротики и перейти сразу к батальным сценам.

Ночную идиллию уничтожили внезапные выстрелы. Вдруг откуда не возьмись, появился вражий отряд. Я впервые попал на войну. В армии не служил, но в кино видел. С кем мы воюем и в кого стреляем, я еще точно не знал, вернее не придумал, но сражался яростно и с воодушевлением. Я как будто помнил про миссию и про пламя. Скорее всего, это были цэрушники с местными прихвостнями, пытавшиеся убить Товарища Че и задавить, тем самым революцию. Может быть, им бы это удалось, если бы не моя зажигалка…

Они окружили нас и открыли минометный огонь по лагерю, одновременно наступая с флангов. Сесиньо, Мигель, Поко и еще двое гелирьос пытались прорвать кольцо, но почти сразу погибли. За ними к господу отправились Раймон и Шемон. Молодой парень по имени Санчо забился, рыдая от ужаса, под брезент и там обоссался. Лопес, чертыхнувшись, с отвращением пристрелили его, но почти сразу же был ранен в живот и, вскорости, тоже приставился. Странный тип, белесый, молчаливый и, пожалуй, самый суровый из нашего отряда человек, которого все называли Товарищ Майор скомандовал отступление, мы организованной группой покинули холмы и довольно быстро укрылись в лесу. Здесь можно было перевести дух. Пока все зализывали раны и отдыхали, я решил сходить в сортир и посмотреть чего есть съестного в холодильнике. Из еды не оказалось ничегошеньки. Пиво я выдул, винище вообще давно не брал, водочку после одинадати уже не продавали, и я пошел подкупить пивчика в комок около дома. Пока шел, размышлял о том как, там поживают без меня мои братья по оружию, и как будут развиваться события дальше. Достанут-таки нас проклятые гринго или мы надежно укрылись в этой чащобе? Когда нам ждать подкрепления? И ждать ли вообще? Что бы на нашем месте сделал товарищ Че? Все эти тяжелые мысли лезли ко мне в голову, пока я, наконец, не закурил. Я снова посмотрел на зажигалку и понял, что все будет хорошо. Он с нами.

Вернувшись в лагерь, я угостил камрадов пивом. Хотя они очень удивились, откуда я взял в джунглях холодное пиво, но, все-таки, были несказанно рады. Все вроде бы затихло и жизнь потекла прежним чередом. Все опять запили и запели. На этот раз, я уже смог представить и знойных женщин и эротику и даже взял гитару побрынькать. Не торопясь, как настоящий кубинский революционер, перебирая струны, я с Товарищем Майором на два голоса затянул старую народную герильонскую песню про все на свете: и про Че Гевару, и про казака, и про дядю Джека, и про ямщика который в степи замерзает.…Так с гитарой и уснул. Спал крепко, но тревожно, ведь, на завтра намечалась решающая битва. Я знал, что Завтро будет важным.

Борис Мухин. FreeZone.

Борис Мухин —
драматург, сценарист, режиссёр, поэт и прозаик