steamplay.ru

Интернет-магазин Игр из Steam. Очень низкие цены. Гарантии на товар

steamplay.ru

Шары с гелием

Каталог продукции и услуг. Гелий, пищевые, сварочные, редкие, пр.

sharikov-spb.ru

Фитнес официальный

Публикации о фитнесе. Портал фитнеса и бодибилдинга

kurgan.metrofitness.ru

Парабеллум

Елена Калюжная хорватия

Что я знала о Хорватии до поездки? Что это часть бывшей Югославии, что она родина галстуков, что живут там братья-славяне, плюс пару слов на сербохорватском языке (я его в институте учила, но благополучно стёрла из памяти, как казалось, за ненадобностью, а зря). Почему вдруг поехала? Увидела потрясающие снимки этой страны, и потянуло. К тому же визу туда не надо. Итак: Южная Далмация.

РАЙ ДЛЯ ПЕНСИОНЕРОВ

Поселились мы в местечке Млини в десяти километрах от Дубровника. То ли посёлок, то ли деревенька, но совсем крохотная: два отеля, кафешки, парочка домов местных жителей и церковь. И всё это на самом берегу чистейшего Адриатического моря, пару шагов и ты на пляже. Впрочем, пляжи в Хорватии не очень-то удобные, везде галька, а песчаные можно по пальцам пересчитать. Тем не менее, большинству отдыхающих это ни капельки не мешает. Кстати, Млини — исключительно пенсионерское место. Шум прибоя, размеренность и умиротворение, разлитые в воздухе, запах сосен… И вокруг пожилые парочки, кто с палочкой, кто под ручку друг друга поддерживает. Старушки нарядные, ухоженные, старички — полные достоинства. Всё немцы да французы. Смотришь, умиляешься, и так обидно за наших бабушек и дедушек становится… Кто помоложе, так либо в медовый месяц сюда приехали, и им довольно общества друг друга, либо используют Млини исключительно в качестве ночлега (наш вариант). И ещё здесь можно лечить разбитое сердце и утихомиривать мятущуюся душу. Покой нисходит моментально.

А вообще-то Млини, кстати, в переводе это означает «мельница», поэтому по посёлку в качестве декора там сям разбросаны мельничные жернова, так вот, Млини — очень даже милое местечко. Из нашего окна было видно море, небольшой ручей с утками и огромный раскидистый платан, посаженный аж в 1743 году.

ЛЮДИ И КАМНИ

Камни везде. Они словно бы прорастают сквозь белёсую изможденную землю. Удивительно, из такой земли умудряются появляться растения. Общее удручающее впечатление дополняют следы пожаров, пробежавших по склонам гор Хорватии. Чёрные стволы обуглившихся деревьев перемежаются с полосами зелёной растительности, счастливо избежавшей гибели. Млини тоже повезло: огонь не дошёл до посёлка.
Вообще-то климат в Южной Далмации, где мы поселились, субтропический, а это означает, что зимой проливные дожди, а летом — сушь. Поэтому и растения здесь неласковые: жёсткие, колючие, так и кричат: «Не тронь!». За исключением, пожалуй, сосен. Они изумительны. Мягкие и пушистые. Буквально, безо всяких там метафор. С длинными иголками и усыпанные шишками. Удивили также обыкновенные фикусы, наши домашние, которые на воле спокойно вырастают в два человеческих роста, а также крупнолепёшечные кактусы с фиолетовыми шипастыми ягодами. Не удержалась — сорвала ягодку, а потом полдня извлекала колючки из пальцев. Зато в садах и возле отелей растут мандариновые деревья, инжир и гранаты. Свободно, как у нас рябина.

Хотя Далмация и считается родиной собак далматинов, однако изобилия оных не наблюдалось. Встретили лишь одну. Собак в Хорватии вообще не густо, зато кошек — предостаточно. Солнце и на них оставило свой отпечаток: шёрстка кошек словно бы выгорела. И морды у них не русские — зарубежные. И кис-кис-кис они не с первого раза понимают. Одним словом — иностранки. Ходят худые, прямо как люди. Я там полных среди местного населения вообще не видела. Какие-то хорваты поджарые, очевидно, сказывается национальная кухня, основанная на морепродуктах. Люди здесь все общительные, улыбчивые, ни одного хмурого насупленного лица (вернулась домой — почувствовала разницу). К тому же местные всегда не прочь пообщаться с туристами: сидим вечерком на пирсе, смотрим на лунную дорожку — хорошо! — подходит мужчина и интересуется, откуда мы приехали. По-хорватски, конечно, интересуется, однако всё понятно. Хорватский вообще очень похож на русский. Ближе к русскому разве что украинский и белорусский. Так что если с местным населением разговаривать медленно, то взаимопонимание обеспечено. И отвечаем мы дяденьке, мол, из России мы. А он:

— О! Младокомсомолки! Советский Союз!

Обрадовался, стал рассказывать, как его с самого детства интересовала русская литература, да сколько всего он прочитал: начал с «Каменного цветка» Бажова, а закончил «Архипелагом ГУЛАГ» Солженицына. И в итоге ещё посокрушался, что современная молодёжь не читает совсем, только у телевизора сидит да за компьютером играет. Ну всё прям, как у нас!

ВСЕМИРНОЕ НАСЛЕДИЕ. РАГУЗА

Добраться из пригорода Дубровника до него самого — очень просто: стоит только выйти на шоссе и дождаться автобуса. От нашего Млини примерно минут пятнадцать и рублей пятьдесят, то есть десять их кун. Кстати, хорватская валюта очень даже мила. Куна — это значит куница, а липа (аналог нашей копейки) она и есть липа. А на орлах этих монеток изображены разнообразные животные (на кунах) и растения (на липах). Тунец, медведь, олива, кукуруза. Душевненько.

Побережье Хорватии испокон веку было лакомым кусочком для разнообразных сильных держав. Османы, генуэзцы, венецианцы, Наполеон — все они хотели урвать себе немного Адриатики. Поэтому-то здесь так много старинных городов и городков, и некоторые даже включены список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Пореч, Шибеник, Трогир, Сплит и разумеется — Дубровник. Его знаменитую крепость мы увидели еще из самолета: крошечная, словно детский городок из кубиков. Тем контрастнее были впечатления, когда по приезду старую часть города ее мощные стены нависли над нами. Громада, глыба, неприступная крепость. Вот первое, что приходит в голову при виде дубровницкой крепости. И это неспроста, поскольку крепость и вправду была почти непокоренной. Как это? Краткий экскурс в историю. На месте сегодняшней крепости был островок Рагуза, отделенный от суши узеньким проливом, здесь жила колония греков. Рядом успешно развивалось хорватское поселение Дубровник. Название произошло из-за обилия дубов, росших в окрестностях. Кстати, сейчас дубров нет, перевелись. Причиной тому засушливое лето и пожары, а также мощный флот. Так вот поселения общались, перемешивались, проливчик мелел, и примерно к концу одиннадцатого века его и вовсе засыпали землей. Теперь вместо воды самая широкая улица старого Дубровника — Плаца. Еще через какое-то время оба поселения были обнесены единой крепостной стеной. Удобное расположение и крепкие стены способствовали развитию торговли и флота. Дубровник сделался республикой и опасным конкурентом Венеции, чем и навлек на себя ее немилость. На полтора столетия Венеции удалось навязывать хорватам своих князей и епископов, впрочем, на торговлю они повлиять так и не сумели. Свои связи Дубровник развил до Сирии, Турции и Египта. Причем дубровчане не ограничивались лишь своим городам, они покупали целые острова, города и рудники в других землях, была бы выгода. Сильная, богатая республика, жаль только располагается в сейсмоопасной зоне. 6 апреля 1667 года произошло жуткое землетрясение. Дубровник оказался в развалинах, погибло пять тысяч человек. Вслед за землетрясением в город пришли пожары. Романские соборы, готические и ренессансные палаццо и монастыри — все стало грудой обломков. В итоге облик Дубровника сильно изменился, и мы видим, что видим: скромные однотипные дома с обязательными магазинчиками на первом этаже. И даже после этого Дубровник продолжает считаться одним из красивейших городов всего Средиземноморья.

А что стало с республикой? Конец ее существованию положил Наполеон. Впрочем, и после него жителям города приходилось отстаивать свою свободу и вновь отстраивать город. В 1990 году по результатам проведенного референдума Дубровник стал принадлежать независимой Хорватии. Югославской армии это не понравилось, и она предприняла ряд налетов на город и его окрестности — бомбили. Хорошенькая мотивация: раз не наше — пропади оно пропадом. Следы от снарядов до сих пор кое-где видны, а иногда места от падения выдает новенькая оранжевая черепица на крышах старого города.

Первое, что удивляет, когда заходишь внутрь крепостных стен — это вовсе не толпы туристов, это-то как раз в порядке вещей. Удивляет то, что здесь, в музее под открытым небом живут люди, то есть горожане, обыватели. Дети ходят в школу, в окна которой можно заглянуть, прогуливаясь по крепостной стене. Подростки покупают учебники в магазинах с сувенирами. Люди венчаются в церкви, а туристы с фотоаппаратами терпеливо ждут своей очереди. Но самое поразительное — дубровчане сушат свое белье, развешивая его на веревках вдоль узеньких улиц. Прямо на исторических памятниках! И ничего. Жизнь идет своим чередом. И все же сложно представить себя в аналогичных условиях: громадное количество иностранцев, которые глазеют по сторонам, то и дело вспышки фотокамер, толчея, нездоровый ажиотаж. И лишь кошкам нет до всего никакого дела. Как они жили на этой земле много веков назад, так и живут: пьют молоко из блюдца, играют с котятами и лениво греются на солнышке.

Хорватия — страна католическая, однако на территории старого города помимо доминиканского, францисканского, иезуитского монастыря и соборов есть еще синагога и православная церковь. В синагоге давно хотелось побывать, и дубровницкая стала моей первой. Домишко неприметный, на второстепенной улице, в убранстве семисвечник и звезды Давида, как полагается. И лишь скамьи по периметру с истертыми подлокотниками дают почувствовать время и даже, пожалуй, некоторое величие. Здесь же находится музей иудаизма, где рассказывается о хорватском еврействе. Православная церковь удивила. Во-первых, своим наличием, во-вторых, заметными различиями в интерьере: скамьи для прихожан, отсутствие распятия, куда можно было бы поставить свечку за упокой. Но несмотря на эти расхождения церковь сразу показалась родной. Из-за запаха. В католических храмах пахнет иначе. В наших — воском и ладаном. Зашел — и словно бы весточку из дома получил.

При францисканском и доминиканском монастырях устроены музей, где выставлены драгоценные украшения, картины дубровницких живописцев, а также Тициана, старинные книги и религиозные реликвии. Как раз-таки последние и вызвали некоторый шок. Сначала ты просто ходишь и разглядываешь эти серебряные и медные руки-ноги и персты, дивясь их нелепости. Затем вчитываешься в поясняющие таблички и впадаешь в ступор. Это — мощехранилища. В каждой металлической ноге или руке, похожих на латы, покоится соответствующая часть тела какого-либо мученика или святого. За давностью лет там сохранились лишь кости. Зачастую в этих изделиях проделаны окошечки, чтобы можно было припадать к мощам. То есть умер хороший человек, а его расчленили и запаковали вот в такие вот емкости. Руки, ноги, персты… Голова!.. Святой Урсулы. Причем контейнер в виде все той же головы исполнен нарочно так, чтобы легко просматривался череп. Культурный шок. Споткнулась о каменную плиту в музее, пригляделась, а там — годы жизни и эпитафия. Весь пол — гробницы. Пожалела, что не умею левитировать и захотелось скорее выскочить в монастырский дворник. Вот уж где можно отдохнуть душой: мандариновые деревья, бугенвилия (куст с яркими сиреневыми цветами), резные колонны по периметру и ласковая прохлада каменных стен, особенно приятная после палящего субтропического солнца.

Землетрясение разрушило не все. Самые красивые сооружения Дубровника — именно той поры: церковь Святого Спаса, Большой и Малый Онофриевские фонтаны (впрочем, статуи, украшавшие Большой, были уничтожены стихией), палаццо Спонза и, пожалуй, все. Кстати, Большой Онофриевский фонтан был построен в 15 веке одновременно с водопроводом мастером Онофрио из Кавы. Для тех времен водопровод — штука уникальная. Обычно для городов запасали воду в цистернах, а здесь вода поступала из источника, находящегося в 12 километрах от Дубровника. Кстати, пользоваться Малым фонтанам дозволялось лишь христианам.

Еще одно из культурных достижений дубровчан — аптека, открытая при францисканском монастыре в начале 14 века и работающая до сих пор. Это третья по древности аптека в мире.

Поддались искушению, поднялись на крепостные стены (есть такая экскурсия). Виды изумительные. Вот именно здесь на верхотуре, а особенно на самой высокой башне крепости — башне Минчета начинаешь проникаться величием прошедших эпох. Изнутри это не так заметно. А здесь, где морские волны разбиваются о стены Дубровника, где могучие крепости и башни продолжают хранить покой горожан, где все выглядит именно так, как оно было в Средневековье, ты ощущаешь некое единение с окружающим и буквально физически чувствуешь вековую историю города. Интересно, сами горожане замечают это? Какие чувства они испытывают, понимают ли, как им повезло родиться именно в этом месте?

ВИННО-УСТРИЧНЫЙ ВОЯЖ

Примерно так называлась одна из наших экскурсий. Пелешацкий полуостров, куда мы направились, второй по величине в Хорватии, и именно здесь, в Стонском заливе, расположены фермы, где выращивают лучшие в Европе устрицы. Устричные фермы появились здесь ещё в веке, и каждое такое хозяйство облагалось натуральным налогом. Что из себя представляет такая ферма? Торчащие из воды бакены с чайками, сидящими сверху. Это снаружи, а под водой — всё самое интересное. Сначала из моря сетями вылавливают крошечные устрицы, и лишь затем их начинают выращивать: прикрепляют цементным раствором к пучку прутьев и забрасывают в воду, пометив новое место жительства грозди моллюсков баком. А потом ждут три года, периодически доставая и очищая от водорослей. По той же технологии выращивают и мидии, только им для достижения съедобных размеров требуется около года. Кстати, мидии не столь прихотливы, как устрицы, поэтому последние растут исключительно в чистой тёплой солёной воде при соблюдении кучи условий. Стонский залив для них — идеальное место.

Вы ели когда-нибудь устрицы? Я до того момента ни разу. Гид со смаком расписывала, какие они мясистые, полные минералов, микроэлементов, чистый белок и прочее. Сильный афродизиак, говорит, поэтому в ресторанах, где их подают, существует слоган: ешьте устрицы, любите друг друга дольше. Едят их, как вы помните, сырыми, предварительно сбрызнув лимончиком и запив белым вином (классический вариант — шампанским). После изъятия из воды хранить устрицы можно не более суток. Нам предложили наисвежайший деликатес: только-только из моря. Я попробовала. Кто-то устрицы любит, обожает просто. А по мне, так это — нечто студенистое и живое. До сих пор дрожь по телу, бр-р-р.

Одноимённый с заливом город Стон был основан ещё древними римлянами и знаменит своими солеварнями. Солеварни — опять-таки максимально приближены к естественной среде. В этой стране основную работу постоянно исполняет природа. Рядом с городом был очень протяжённый и очень мелкий залив, который разделили на небольшие бассейны, и так как вода в Адриатическом море очень солёная, раза в два солоней Чёрного, то за лето она испарялась. Образовывался высококачественный и дорогой продукт — соль. В самом Стоне соль не продавали, вывозили в Дубровник (Стон принадлежал Дубровницкой республике). Почему? Из-за жажды наживы. Египетская и турецкая соль была низкого качества с примесью песка и в пять раз дешевле стонской. Жители Стона покупали дешёвую и присыпали в мешках своей, хорошей. Так и продавали. А чтобы никто не прознал про мухлёж, соорудили вокруг города крепостную стену и выставили дозор. Стена получилась знатная, длинная — пять с половиной километров. Вторая по протяжённости в мире после Великой Китайской. Кстати, солеварни работают до сих пор, но теперь они — частные.

На побережье Хорватии бесчисленное количество островов. Но самый большой — Корчула, живут на нём 7,5 тысяч человек. Заселили его ещё иллирийские племена в 7–6 веках до нашей эры, славяне пришли в 5 веке уже нашей эры. Остров долгое время принадлежал Венецианской республики, здесь прошло множество крупных морских битв: с турками, генуэзцами, армией Наполеона. Дела минувших дней. Теперь сам остров Корчула и особенно городок Корчула — тихое туристское местечко. Стария часть города, как это принято, обнесена крепостными стенами. В плане город напоминает скелет рыбы с центральной широкой улицей — хребтом и поперечными узенькими загнутыми рёбрышками (чтобы по ним не гуляли сквозняки, но постоянно ощущалась морская прохлада). Традиционный кафедральный собор — с алтарным образом кисти Тинторетто, затейливая колокольня, дворец епископа с экспозицией коллекции ризницы собора, городской музей истории Корчулы и дом Марко Поло. По одной из версий Поло родился здесь, по другой — в Венеции. Доказательств верности какого-либо из вариантов нет, однвко, в том, что великий путешественник жил в Корчуле со своей семьёй, сомнений нет.

Был в Корчуле и свой врач, который содержался за счёт средств городской казны. Всех горожан он лечил бесплатно, зато приезжим мог заломить любую цену на свой вкус.

На обратном пути в деревеньке Приздрина нам обещали дегустацию местных самодельных вин. Вино дали почему-то холодным и все виды — в один бокал. Сами понимаете, вкусовые ощущения оказались скомканными. Тем не менее хорватское вино очень даже не плохое, а ещё они делают виноградную водку лозу (с ударением на первом слоге) и виноградную крепкую настойку на травах — траварицу. Лозу не знаю, а вот траварица отдаёт аптекарским духом.

МОНТЕНЕГРО

Одна из самых популярных экскурсий из Южной Далмации — поездка в соседнюю страну Черногорию (ее международное название — Монтенегро). Страна крохотная — население 680 тысяч, но свободолюбивая: отсоединиться от Югославии мечтала давно и под это дело даже перешла на немецкую марку, теперь здесь в ходу евро. Почему Черногория? Все из-за растительности. В отличие от почти голых гор Хорватии, в Черногории они покрыты густыми лесами, которые издалека кажутся почти черными.

Традиционный туристический маршрут — через Боку Которску. Это самый большой и красивый фьорд Средиземноморья, который вдается в сушу на 25 километров. Бока Которска состоит из четырех красивейших заливов, которые превосходно видно на серпантинной горной дороге с высоты в тысячу метров. Если выехать рано утром, то над заливами стелется поразительная белесая дымка, превращая и без того сказочный пейзаж в совершенно фантастический. Каждый поворот дороги открывает все новые невероятные виды. Если честно, черногорская природа гораздо привлекательнее Далматинской, впрочем, эти различия вполне уравновешиваются антропогенным воздействием. Каким образом? Черногория гораздо беднее Хорватии, это видно уже по автомобилям на дорогах: у хорватов современные иномарки, а у черногорцев — что-то типа горбатых Запорожцев и насквозь проржавевшие. И то ли вследствие своего невысокого достатка, то ли из-за внезапно обретенного суверенитета эти люди охотно живут возле свалок или же превращают в них красивые горные ущелья. Никого не напоминает? Хорваты берегут свои камни, черногорцы пишут на них рекламу масляной краской. Им остается окультуриваться и развивать туризм.

Посреди Рисанского залива Бока Которской бухты расположены два островка. Один — остров Святого Георгия с доминиканским монастырем. Другой — искусственный с собором Богоматери. Создан он был по желанию иконы Богоматери (кстати, черногорцы — православные), явившейся возле каменной стены и не пожелавшей находиться в каком-либо из соборов. Построили ее собственный. На искусственном острове никто постоянно не живет, но службы проводятся, а на Рождество паломники привозят с собой в лодках камни, чтобы оставить их здесь.

Города в бухте маленькие, если не сказать крошечные, но от этого не менее красивые, чем Дубровник. Скажу по секрету, их архитектура во многом схожа — сказывается влияние венецианской культуры. К примеру, Котор, кстати, тоже внесенный в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Все его население — шесть тысяч, в черте старого города живут восемьсот человек. Однако и здесь крепостные стены, палаццо, собор Святого Трипуна, церкви 13 века Святого Луки и Святой Марии. Кстати, здесь бывают не только беспардонные праздные туристы типа меня, но и вполне осмысленные паломники в подобающей одежде. При виде их сразу начинаешь чувствовать свою неуместность в храме. Еще один «крепостной» городок на побережье — Будва, славящийся своими песчаными пляжами. Богатые русские давно оценили прелести этого городка и начали активно скупать недвижимость.

Цетинье, бывшая столица Черногории, а теперь культурный центр страны, начался внезапно. Мы все ехали-ехали, думали, находимся в пригороде, а это оказался уже он, самый что ни на есть город. Одноэтажные провинциальные домики, тишина и спокойствие. Никакой тебе толчеи крупного города. В глаза бросается некоторая не то что пустота — запустение. Заброшенный завод по изготовлению холодильников, заброшенная обувная фабрика с выбитыми стеклами и потертыми заборами. Последствия распада Югославии. Реанимировать предприятия и не думают. Здесь туристам предлагают ознакомиться с домом-музеем последнего царя Черногории Николая I. Дом с виду неказистый, но содержимое впечатляет: богатая коллекция оружия, монет, наград, картин, среди которых — наброски Леонардо да Винчи. Всего не перечислишь. Впечатление от музея портила лишь наша гид Светлана: все время торопила и напоминала, что мы в другой стране и поэтому якобы зайцами. Задашь ей вопрос — отворачивается и делает вид, будто не услышала, или же обещает ответить потом, но непременно «забывает». И мы на своей шкуре убедились, что в Хорватии и впрямь туго с хорошими русскоговорящими гидами. Вот если россияне начнут ездить чаще, то и проблема рассосется.

В ОСТАТКЕ

Что привезли с собой? Кораллы, серебро, траварицу, фотографии, воспоминания и ощущения. Ощущение ласкового солнца; истоптанной до зеркального блеска и такой же гладкой мостовой в Дубровнике; скользких кисленьких лимонных устриц на языке; щекочущих кристалликов морской соли на теле; округлой гальки, так удобно ложащейся в ладонь. Запахи лаванды, хвои, моря и жареной рыбы с чесноком. И причастности к истории, как бы пафосно это ни звучало.

© Елена КАЛЮЖНАЯ
фото автора

ФОТОГРАФИИ

  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.
  • Хорватия. Елена Калюжная. FreeZone.

Елена Калюжная. FreeZone.

Елена Калюжная