Парабеллум

Марат Янбеков булат

В раздолье кочевых степей,
В суровом племени людей,
Что степью той закалены —
Крепки, выносливы они,
Жил юноша и с детства он
Пригож был статен и силен,
За это, люди говорят,
Имел он прозвище Булат.
Не по годам он ловок был
И как охотник лучший слыл.
Как много девушек о нем
Мечтали ночью, утром, днем!
Мечтали страстно, горячо
Но ни одна из них еще
Булату не была мила —
Сводила смертная тоска
Булата и она пока
Быт не могла утолена.
Мечтал Булат на кочевье,
Чтобы при солнце и луне,
По всей степи, во всех шатрах,
У всех звенела на устах
Хвала в его, Булата, честь
И каждый, кто бы он ни есть,
Его б героем называл.
Об этом юноша мечтал
И так в своих пустых мечтах
Булат в степи раздольной чах.

Вот жарким вечером одним
Сухой, высокий господин
Пришедши к кочевым шатрам
Решил остановиться там.
Он долго речи говорил
О том, что юг теперь не мил,
Что там, в долинах между гор,
Из темноты подземных нор
Дракон ночами выползает.
Он рушит, грабит и сжигает
И плодородные долины
Теперь безлюдны и пустынны.
Так, рассказав все без прикрас,
Тот господин всем дал наказ —
На юг далЕко не ходить,
А здесь в степях раздольных жить.
Но долго ждать Булат не стал,
В дорогу нужное собрал
И объявил он для народа,
Что не пройдет теперь и года
Как он дракона изведет,
Что клятву страшную дает
Дракона он того убить
И юг от зла оборонить.

Дорога стелиться теперь
Перед Булатом. Верь, не верь,
А через месяц или два
Степная тропка привела
К горам высоким удальца.
Ему казалось — нет конца
Утесам, скалам и холмам,
Но средь кручин лежали там
Долины, где который век,
Среди широких бурных рек,
Народ оседлый проживал.
Но лишь руины увидал
Булат на месте поселений —
Остатки каменных строений,
Зола на месте деревянных.
«Ах змей проклятый окаянный!» —
Вскричал Булат узрев тела
Сожженных заживо людей,
Холмы обглоданных костей.
Булата гнев по скалам вел,
Нору драконью он нашел.
И встав у выхода норы
Решил дождаться той поры,
Когда дракон из глубины
Начнет наружу выбираться,
Тогда предложит потягаться
Булат дракону в чистом поле
И может быть тогда наволе
Булат дракона одолеет,
А если все же не сумеет,
Лишь на себя тогда пенять —
Придется смерть ему принять.

Дракон был стар, упрям, ленив
Задумчив, горд и молчалив.
Лежал себе, чесал живот,
С годами слеп стал словно крот.
Лишь голод чтобы свой унять
Он выползал, искал пожрать.
В очередной полезши раз,
Унюхал гадина Булата
И выплюнув горючий газ,
Спалил лихого удальца.
Дописан сказ мой до конца.
Мораль извлечь из басни просто —
Не лезь коли не вышел ростом.

Марат Янбеков. FreeZone.

Марат Янбеков —
драматург, поэт и прозаик